Колыбель ул. Войкова, 13 Иваново, +7 (4932) 334-277
Деятельность Ресурсный центр Церковный, гражданский, «гражданский», ника-кой…

Церковный, гражданский, «гражданский», ника-кой…

Телефон горячей линии: (4932) 33 42 77

Церковный, гражданский, «гражданский», никакой…

(Из книги «Чтоб жизнь прожить…»)

«Весенний брак! Гражданский брак!
     Спешите, кошки, на чердак...»
– Саша Чёрный

…С любовью вроде бы всё ясно, но с браком множество недоумений! Куда и зачем везет нас многотысячный лимузин? И нужен ли он кому-нибудь, кроме тщеславных родственников, чья главная забота – «не ударить лицом в грязь» (за вычетом тех, кто, нагрузившись коньяком, исполняет это в буквальном смысле)? А если уж приехал, то не попросить ли шофера держать курс на церковь в обход загса? Или на загс в обход церкви? Или уж лучше сразу на ресторан?... И в самом деле, если такова ценность и сила любви, так зачем и печать в паспорте, и священник с крестом и кадилом? Они ведь нам любовь не заменят…

Начнем с мысленного эксперимента.  Допустим, вы со своей невестой (соответственно, с женихом) поплыли куда-то на пароходе. А тут налетела буря, или айсберг подвернулся под форштевень, – словом, вы вдвоем на необитаемом острове. Условия для жизни вроде неплохие (костер горит, хижина, чистый родник, рыбка ловится большая и малая, в лесу фрукты-ягоды-орехи, и т.п.), но связи с Большой Землей нет и не предвидится. И что самое досадное – ни тебе загса, ни судьи, ни магистрата, ни священника, ни муллы, ни раввина… И даже паспорта ваши промокли до неузнаваемости! Что станете делать? Откажетесь ли от супружеского общения? А если не откажетесь – то будет ли оно супружеским, или, напротив, внебрачным, незаконным и греховным??...

Не волнуйтесь. Не вы первые заключаете брак без участия представителей религии и гражданской власти. Наши прародители Адам и Ева были в точно таком же положении, и если их благополучие впоследствии оказалось нарушено, то уж никак не из-за процедуры бракосочетания!

…Вот, а теперь вернемся с вымышленного острова на настоящую землю. В том и состоит смысл нашего эксперимента, чтобы выявить и подчеркнуть разницу: такие необитаемые острова со всеми супружескими удобствами существуют лишь в книжках для малых детей да в телепередачах для дегенератов-переростков; рай же нам так или иначе недоступен по причине несовершенства нашей собственной природы, искаженной грехопадением. Мы с вами живем не на чудо-острове и не в раю, а на реальной земле и в реальном обществе, государстве, Церкви.

И вот в нашей реальной жизни, с древнейших времен и до нынешнего дня включительно, существует институт брака, добровольный пожизненный союз мужчины и женщины, свободных в своем обоюдном выборе. Институт этот в разные времена и в разных культурах подвергался всяческим искажениям, нарушениям и даже прямым попыткам истребления (как и сейчас кое-где в западных странах), но брачные отношения вообще, и бракосочетание в частности, неизменно относятся к сфере закона.

Законы в человеческом обществе бывают земные (гражданские, государственные) и небесные (религиозные, церковные). Бывало, браки заключались гражданским юридическим актом, бывало – церковным обрядом, а в сегодняшней России церковное бракосочетание следует после гражданского. Но при этом надо ясно понимать: хотя брак регистрируется дважды, гражданским актом в загсе и венчанием в церкви, брак все равно один. Нет двух разных браков; есть двоякое скрепление одного и того же брака по земному и небесному закону, поскольку брак связан с обеими сторонами жизни, гражданской и церковной.

По этой самой причине, коль скоро мы не торопимся высаживаться на необитаемый остров и не фантазируем о возвращения в Эдемский сад, попросим шофера отвезти нас сначала в загс, и затем, при нашем желании и готовности, в церковь. А в ресторан, вообще говоря, не обязательно.

Почему же в таком случае люди стыдливо запинаются и отводят глаза, произнося скороговоркой: «Мы, понимаете ли, живем в гражданском браке…»? И как понимать хлесткие строчки, приведенные эпиграфом к этому отрывку? – Здесь мы сталкиваемся с тем же недоразумением, что и прежде, когда говорили о любви: одно и то же слово служит для обозначения совершенно разных предметов!

Как было только что сказано, гражданский брак – это скрепление брачного союза законным представителем государственной власти. Но в царской России, как и в Восточно-Римской империи после XI века и в большинстве других стран, гражданского брака не было вообще: брак заключался только служителями Церкви или других религиозных объединений, соответственно с вероисповеданием супругов. Таким образом, выражение «гражданский брак» было в то время «вежливой формулировкой» отсутствия брака как такового, то есть внебрачной половой связи… Мы уважаем кошачий род за ловлю мышей и чистоплотность, но те, кто знакомы с их половой жизнью, вынуждены будут признать точность сравнения нашего известного поэта-сатирика.

Итак, вопрос разрешается очень просто: брак либо есть, либо его нету.  Если брака нет, то называть «гражданским браком» внебрачную половую связь – бесстыдная ложь, о чем и говорил в свое время Патриарх Алексий II:

“…Ныне становится очевидным стремление сделать все возможное для того, чтобы внушить обществу мысль об относительности всяких норм в области морали и неприемлемости категоричных суждений относительно нравственного достоинства человеческих поступков. Внешним проявлением этого становится попытка произвести словесную подмену, заменив наиболее очевидные термины, звучание которых воскрешает в сознании обывателя чувство нравственной ответственности. Словесные, языковые предпочтения здесь как нельзя более показательны. Убийство нерожденного ребенка называется «прерыванием беременности», блудное сожительство – «гражданским браком»…”

Конечно, будут возражения: раздадутся голоса про «необходимость пробного брака», «сексуальную несовместимость»  и т.п. Характерно, что  эти лозунги слышны от людей, ничего в любви не смыслящих: в лучшем случае они приводят «медицинские данные» столетней давности, когда соответствующая область науки была в зачаточном состоянии.  Сегодня же любой врач подтвердит: плодотворность интимных отношений мужа и жены определяется их поведением – которое в первую очередь зависит от их доброй воли, от их взаимной заботы и внимания, от их любви.

Как ни грустно, многие нормальные юноши и девушки, мужчины и женщины, по странному недоразумению видят в браке «оформление отношений», некий довесок к постели приличия ради. А на деле-то ровно наоборот: интимная связь служит браку. И этот очевидный факт надо очень ясно и глубоко прочувствовать.

Есть ли разница, что ради чего существует: фундамент ради дома или дом ради фундамента? Или что чему служит: водопровод дому или дом водопроводу? Хотя и фундамент, и водопровод, в нормальных условиях неотделимы от дома, и хотя фундамент (в отличие от интимной близости!) появляется прежде самого здания, если строитель не разберется в логике этих простых вопросов, строительство окончится крахом. А ведь каждый из нас, как хорошо известно, строитель своего счастья.

Никакой «пробный брак» в принципе невозможен: если он пробный, значит, уже не брак, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вместо материального фундамента брака, интимная близость становится надругательством над ним, разрушением брака и гибелью личности.  Интимная близость, вырванная, выкраденная из брака, где она только и должна существовать, несет в себе то же зло, что и всякое воровство, – но в тысячекратном размере.

Те, кто отказывается это понять, – несчастные люди; но по крайней мере можно с уверенностью сказать им: вы сами, своею собственной волей, лишаете себя счастья. Просыпаясь по утрам после мероприятий, которые вы лживо называете «любовью» и раскрывая глаза навстречу солнцу, вы готовы проклясть и утро, и наступающий день, и всю вашу бестолковую, безрассудную, беспутную, блудную жизнь… – И когда пред­рас­свет­ный ветерок тронет штору, за окном гря­нет птичий хор, проше­лестит первый троллейбус и прогремит первый трам­вай, затеплит узоры обоев золо­тистый отсвет зари и различит каждый волосок в рассыпан­ных на подушке прядях, – тогда вы, случайно прос­нувшись и взглянув на икону в углу, где огонек лампады уже почти неразличим в свете нового дня, не скажете беззвучно: «Благодарю…», прошептав вслед за именем Божиим какое-нибудь нежное, только двоим известное имя. Вам не понять, не испытать, что раннее утро – это несравненно и непередаваемо прекрасное время, когда, не открыв еще глаз, чувствуешь рядом с собою самого близкого, любимого и единственного в этом мире человека, и со слезами благодаришь Бога за любовь – цельную и чистую, прошлую, настоящую и будущую.