Колыбель ул. Войкова, 13 Иваново, +7 (4932) 334-277

Сопровождение

Телефон горячей линии: (4932) 33 42 77

Нравственные основы семейной жизни
В помощь преподавателю:
сопровождение к пособию-хрестоматии

Раздел I. Мужчина, женщина, брак

Тема 1. Природа пола: различие и сочетание

1.     «Храбрость». Способность к жертве. Женское начало как стимул к жертвенности со стороны мужчины – и к нравственному возвышению обоих полов. В отсутствие жертвенности храбрость теряет смысл.

2.     «Притча о женственности», при всех красивых словах, несет в себе ноту трагизма, безысходности; «Женщина – из ребра Адама?» наоборот, воодушевляет читателя, а заодно дает правильную перспективу для понимания отношений религии и науки.

3.     «Боярыня Морозова» - отрицание женственного начала, исчезновение женщины, фанатизм, безумие.

4.     «Женщина, где ты?»: утрата различия между полами – губительный путь. Надо видеть здесь не инструктаж «как жить», не отрицание равноправия, а заостренное предупреждение об уклонениях от нормы.

5.     «Капитанская дочка»: возможно, изображены отец и жених. У девушки в руках не морской, а театральный бинокль: это может говорить о ее мечтательности – но и об определенном направлении интересов.

6.      «Автопортрет», «На вершине холма». Женская красота, изящество, нежность – в противоположной обстановке. Дом, «личное пространство» – вознесенность над миром, небо. Мужчина не вписывается ни в ту, ни в другую картину.

Тема 2. В единстве души и тела

1.     «Брак и безбрачие». Жизнь как подвиг; два возможных, достойных и почетных пути. Одним одно, другим другое: что больше подходит каждому. – Брак более распространен, чем безбрачие; в браке человек концентрируется на семье, в безбрачии в большей мере служит Богу и людям. Суеверия, зависть, злоба мешают людям, вызывают взаимную неприязнь, порабощают волю.

2.      «Амнон и Фамарь».  Тем же словом «любовь» обозначается похоть,  с соответствующим результатом – отвращением и изгнанием. В результате Амнон был убит своим братом Авессаломом.

3.     «Пробуждение совести». Девушка на содержании богатого бездельника. При звуках музыки (какой-то песни?) смотрит в окно (отраженное в зеркале на заднем плане), за окном весна…

4.     «Сураз». Автор любит своего героя, и все его мерзкие поступки (в полном варианте рассказа их еще больше) как будто извиняет его простодушием, прямотой, наивностью… Особенно это заметно в «наивной» попытке Спиридона овладеть женщиной.  Но ведь не в джунглях он живет… Справедливо ли такое «нравственное попустительство»? Где ответственность за свои поступки, за свой жизненный путь? Где хотя бы капля раскаяния, хотя бы капля критического отношения к себе? – Итог закономерен. И это еще «лучший» итог по сравнению с тем, что могло бы быть…

5.     «Липа на островах Самоа». «Культурный детерминизм» устраняет личную ответственность за нравственный выбор. Двое ученых, Маргарет Мид и Дерек Фримэн: первая поставила науку на службу собственной прихоти, на службу лжи – и превратила науку в инструмент разрушения нравственности; второй восстановил подлинную науку, которая подтверждает нравственные нормы всего человечества. Итоги на сегодняшний день: отыскать признаки отрезвления, отказа от лжи.

6.     «Дорожная песня». Эмоциональный надрыв в 4-й строфе сменяется спокойной уверенностью в будущем: при полной фактической неопределенности предстоящего жизненного пути – постоянство нравственных принципов. ~ Для учащихся с музыкальными способностями: найти мелодию песни, спеть её, записать. Представленные в Интернете варианты исполнения явно неудовлетворительны. Обсудить.

Тема 3. По дороге к браку

1.     «Тристан и Изольда», «Начало любви». Контраст «роковой», сказочной обстановки со скучной, неприглядной повседневностью – при той же самой природе происходящего.  Тот же контраст в лицах и фигурах мужчины женщины, их «сверхъестественной» страсти и полного отсутствия видимых признаков чувства. Попытаться сопоставить и связать эти различия с будущим развитием событий.

2.     «В поисках второй половины». Главный дефект платоновского образа: в нем нет места свободе (что было характерно для мировоззрения того времени). В отсутствие свободы нравственность теряет смысл: утрачивается ответственность за свои действия, теряется между намерением личности и фактическими последствиями.

3.     «Митина любовь» - отрывки. Весь эмоциональный строй обоих молодых людей основан исключительно на эгоизме; нет ни малейшего импульса к самоотверженности, к жертвенности, - следовательно, нет любви, и «мир, подобный раю» - дурная фантазия. В повести события развиваются реалистично: в процессе своей «любви» Митя вступает в связь с проституткой, а далее кончает с собой.

4.     «Метель». Повесть построена так, чтобы до последней строчки держать читателя в неведении: что же на самом деле произошло?... Описание романа Марии и Владимира выдержано в нарочито ироническом тоне, в то время как ее отношения с Бурминым – в совершенно серьезном. Бурмин – боевой офицер, прошедший испытание войной; этим следует объяснить его перерождение, его способность стать мужем той, чьим мужем он уже был по таинственному стечению странных обстоятельств. Конечно, эта сказочная история намекает на идею о «двух половинах»; но, что гораздо важнее, утверждает значение и нерушимость таинства бракосочетания.

5.      «Неравный брак», «Брауншвейгский гусар». Полная противоположность ситуаций при сходстве женской и мужской фигур: печаль и покорность женщины (насильственному замужеству – военному подвигу), спокойная уверенность мужчины (хладнокровный хозяин – храбрый солдат). Соответственно оценивает событие и зритель, и гости на свадьбе: нечто отвратительное и прискорбное на первой картине,  героическое и оптимистичное на второй.

Тема 4. На всю жизнь

1.     «Что называют любовью?» Чтобы влюбленность (любовь-чувство) соединилась с любовью-делом, необходима добрая воля, нравственный подвиг самоотверженности. Чувство, в свою очередь, помогает молодым в этом подвиге, делает его радостным и легким. – Недостатки есть у каждого, но нравственная цельность, готовность следовать нравственному императиву Божией воли, позволяет их преодолевать и победить. – Когда же опыт внебрачных связей размывает единение мужа и жены, затуманивает их взаимное чувство, заглушает голос совести, брак болеет и гибнет.

2.     «Гранатовый браслет» - отрывок. Монолог генерала о браке - свидетельство кризиса семьи, ее болезни; почему он и назвал нормальный брак княгини Веры «исключением».  Трагедией любовь делает нравственная порча человека: злоба, упрямство, эгоизм и пр., но драматизм подвига всегда лежит в основе любви. – О любви напоминает лишь история несчастного капитана, мужа неверной жены, и недаром история эта осталась без завершения. Также и повесть в целом, в силу честности автора (но, очевидно вопреки его намерению), демонстрирует эпопею телеграфиста Желткова как буффонаду.

3.     «Какой простор!» Зимний шторм, мощные ледяные волны, катящиеся через волнорез, должны были бы унести и потопить юношу и девушку – но они веселы, беззаботны и спокойны… Для них открыт простор будущего счастья.

4.     «Бьется в тесной печурке огонь», «Жди меня». Комментарии не требуются. Второе стихотворение несет более сильный трагический заряд: слишком многие не вернулись с войны, как ни ждали их жены.

5.     «Дары волхвов». В повседневной, нарочито прозаической, даже мелочной обстановке, без намека на пафос, в иронично-снисхо­ди­тель­ном стиле, раскрывается подвиг любви.  Это и доносит его до сердца.

6.     «Песня про купца Калашникова». Калашников – жертва внешних обстоятельств, беззакония опричнины. Кирибеевич – жертва собственного греха.  Сказав правду, Калашников мог бы спасти себе жизнь, но он молчит, чтобы даже тень осуждения не коснулась его жены. Рассказ Шукшина дает богатый материал для разнообразных сопоставлений.

Тема 5. Друг для друга

1.     «Портрет Лавуазье с женой».  Ученый делает какую-то запись, внимательно глядя на жену; она приникла к мужу, опираясь ему на плечо: тем самым проявляется их единение, общность в работе и во всей жизни. Черный и белый цвет их костюмов подчеркивают взаимную зависимость и взаимодополнение.

2.     «О любви». Счастье и радость любви реально существует у Лугановича с женой; за Алехиным же только остается выбор: разрушить это счастье – или не разрушать. Вывод, к которому приходит Алехин в финале рассказа, лишен всяких оснований и опровергается самим сюжетом, то есть верным браком Лугановичей. Слезы Алехина, о которых он говорит в конце, можно назвать крокодиловыми, а желание обнаружить нечто «более важное, чем грех или добродетель в их “ходячем” смысле» – свидетельством духовной катастрофы, погубившей Россию в начале ХХ века.

3.     «Великая тайна».  Феминизм противопоставляет мужчину и женщину как врагов или конкурентов, тем самым стремясь уничтожить брак. Тайна любви раскрывается как тайна подобия брака жертвенному подвигу Спасителя, подобия супружества  духовному восхождению.  Аскетика в подлинном смысле есть совершенствование личности, путь освобождения от недостатков, ошибок и грехов. Верность нравственным основам в браке открывает человеку этот путь.

4.     «В шалаше. Сенокос», «Спор». Картины очень различны, контрастны, причем стиль и обстановка соответствуют состоянию персонажей. Сопоставление двух картин дает пищу для выводов и догадок об отношениях между персонажами. Деревенский антураж в значительной мере подчеркивает душевный покой, умиротворение, гармонию между супругами, в то время как сцена в кафе – напротив, тревогу, неопределенность, конфликт.

5.     «Ссора». Несовместимость взглядов не имеет ни малейшего отношения к конфликту: он вызван греховными качествами участников – невниманием мужа и несдержанностью жены. Зато замечание Эйнштейна очень верно описывает ситуацию: вместо пустых рассуждений и словопрений конфликт преодолен делом: услугой мужа, лаской жены. Соответственно, три высказывания в финале явно не к месту. ~ Для учащихся, владеющих техникой видеосъемки и монтажа: делать подобные видео-сюжеты вполне в их силах, в частности на основе предлагаемых в данном курсе ситуационно-ролевых игр.

6.     «Фро». «…Она не могла любить, как хотела… сердце ее не может быть неутомимым», – любовь как подвиг свободной воли. «Мещанки» в замечании машиниста – верные жёны, воплощавшие нравственные основы брака (к 30-м годам XX века, когда писалась повесть, это было уже не столь частым). Учеба Фроси – ее усилие к единению с мужем во всех сферах жизни.  Именно единение и оправдывает её обман, отличает её мотивацию от эгоизма, что и доказывается реакцией мужа.  На этом фоне повесть Бунина – горестная карикатура на любовь.

Тема 6. Дар творения

1.     «Зачатие». Достижения биологии и возможности современной техники позволяют наглядно убедиться в том, что прежде диктовалось лишь нравственными нормами. Матери и отцы, пренебрегающие этим, становятся убийцами собственных детей; напротив, отношение к супружескому соединению как к святому, непорочному событию, утверждает высшее человеческое достоинство. – Молитва Товии: «Благословен Ты, Боже отцов наших, и благословенно имя Твое святое и славное вовеки! Да благословляют Тебя небеса и все творения Твои! Ты сотворил Адама и дал ему помощницею Еву, подпорою – жену его. От них произошел род человеческий. Ты сказал: нехорошо быть человеку одному, сотворим помощника, подобного ему. И ныне, Господи, я беру сию сестру мою не для удовлетворения похоти, но поистине как жену: благоволи же помиловать меня и дай мне состариться с нею!» (Тов.8:5-7).

2.     «Мама, я хочу жить».  Причина создания – распространение абортов, непонимание того, что происходит убийство ребенка.  Однако его нравственно содержание никак не зависит от будущих достижений этого ребенка: жизнь человека важнее его успехов.

3.     «Ангелы-хранители». Ангелы олицетворяют индивидуальную заботу о каждом человеке с детства; в их женском облике – отпечаток материнской любви. Печаль – неизбежный спутник жизни; ангелам, видимо, открыто будущее (загадка предведения и свободы).

4.      «Подкидыши». Обильный материал для сопоставлений с современностью. Ведущее отличие можно усмотреть в простоте и строгости всей сцены, в бедности обстановки и пищи. Женская фигура – стрежень композиции, грациозная красавица, она могла бы быть счастливой матерью своих детей, но вместо этого кормит чужих подкидышей: любовь – жертва.

5.     «Один ребенок». Родители – торжествующий эгоизм. Ребенок готов стереть самого себя: ситуация близка к самоубийству. Но обязательно надо обсудить пути  преодоления и поводы для оптимизма.

Тема 7. Молодые родители

1.     «Пастор Джон Этвуд с семьей». Такой была Америка всего 170 лет назад. Книги, книги, у каждого своя. Только младшая девочка, видимо, заглядывает в книгу брата – причем у нее одной выражение лица не строго-сосредоточенное, а мягкое и естественное для ребенка. Вопрос о счастье открыт для обсуждения…

2.     «Семья». Очевидно, перед нами мать, младенец и старшая сестра. Последние два как бы открывают друг друга с серьезным вниманием; для них это важная, торжественная минута в жизни: они становятся семьей. Но если это семья, то где же отец?...

3.     «Маленькая мама». Настроение – элегическое, грустное: куклы на руках у одинокой девочки вместо живых, любимых и любящих братьев и сестер. Огонек любви в своем сердце она отдает игрушкам: для ребенка это пока в порядке вещей – а что будет дальше?... О предлежащей дороге жизни напоминает дорожка на обеих картинах.

4.     «Как я ловил человечков».  «Меня отвезли жить к бабушке»: история разворачивается в отсутствие родителей. Ребенок увидит в ней, до какой беды доводит шалость и непослушание, подросток осудит склонность к фантазиям, а те, кто постарше, обнаружат, как из всплеска воображения вырастет страсть, все сокрушающая на своем пути: «Я не мог больше терпеть… Я на миг остановился. Всего только на миг…» ~ Точно так же, в безумной погоне за бестелесными «человечками» (многозначительный образ!) тупым ножом кромсают собственную жизнь, истребляют красоту своей души юноши и девушки; так же, послушные «человечкам» ниже пояса, взламывают свой семейный дом безумцы-супруги; так же и наш народ, пленённый «человечками» гордыни, безбожия и лжи, разбил в прошлом веке корабль своей Родины… ~ Боря – несмышлёный ребенок; в гибели пароходика виновата бабушка. Полезно обсудить возможные варианты ее поведения.

5.     «Мать приемная и родная». Очевидно, родная мать, предъявляя некий документ, намерена забрать ребенка из приемной семьи, состоятельной и благополучной. Лица четырех персонажей слева выражают острые и глубокие переживания; лицо матери каменное. Движение ребенка красноречиво. «Не та мать, что родила, а та, что вскормила».

6.     «Дети на ёлке». От снисходительного юмора к трагедии. «Иллюзия зрения» - невнимание, слепота к чужой боли. XIV век – время разгрома Руси чужеземцами, время страданий и гибели. «Петровская икона» лишена изящества, декоративной красоты и технической отделки: она возводит зрителя к реальности страдания всего народа и каждого человека в отдельности, к состраданию. ~ Для развитых учащихся: полезно найти и обсудить упомянутое стихотворение Заболоцкого «Некрасивая девочка».

Тема 8. Связь поколений

1.     «Микроскоп». Любовь автора к Андрею и неприязнь к его жене как бы «сами собой разумеются», безо всяких на то причин… Андрей покупает микроскоп с наивным намерением помочь людям, – но реальный результат виден у него в семье: нормализуются отношения с женой, развивается общение с сыном.  Именно ради сына и был куплен микроскоп в итоге рассказа.

2.     «Г-жа Фиске Уоррен с дочерью». Спокойствие, гармония, душевный мир и радость… Сходство, поза дочери, - всё говорит о неразрывной связи поколений. Но как мать, так и дочь, свободны: в них нет собственнического чувства, губительной зависимости, тенденции к владению друг другом.

3.     «Житейская проза»: Отчуждение, взаимная неприязнь, недоброе чувство на лицах. «Семья»:  единение, общность, мир. Ссора ясно видна на первой картине, а вторая гораздо более сдержанна: добрые качества прикровенны. Семь фигур за столом образуют гармоничную композицию: сын справа от отца, дочери слева, по старшинству. Над всеми – икона.

4.     «Воробей». Почитание старших, родовая преемственность. Дальнейшие комментарии не требуются. Поведение сына резко меняется после слов отца.

5.     «Возвращение». (Общепризнанно, лучший рассказ Платонова). Окончена война; надо начинать новую жизнь – а жизнь ставит новые задачи… Возвращение Иванова начинается с измены; однако автор никак не акцентирует этого, не высказывает осуждения.  Сын Иванова за время войны потерял свое детство – но зато приобрел такие качества, которые позволили ему спасти семью, спасти отца. Нравственный «рентгеновский снимок» Иванова открывается в предпоследнем абзаце рассказа.

6.     «Не ждали». Судя по всему, это возвращается осужденный за политическое преступление – но его не ждали. Он чужой в этом доме, он тут не нужен, как чужд и не нужен он своей стране, своему народу. И тем не менее, таким людям удалось захватить власть…

Тема 9. Бракосочетание: закон, вера, традиция

1.     «Церковный, гражданский, «гражданский», никакой…». Гражданский брак – это брак без кавычек: иначе мы становимся лжецами. Мы несовершенны, у нас есть недостатки (грехи), и брак защищается от них внешним скреплением: регистрацией и венчанием. Брак не может быть «оформлением отношений», потому что брак – это всецелое единение мужчины и женщины, и половая близость служит браку, но никак не наоборот. Потому и невозможен «пробный» брак: допуская «пробу», люди разрушают основание брака.

2.     «Брачная лицензия».  Унылая обстановка, полумрак, грязь, неопрятная фигура чиновника – в контрасте с женихом и невестой, с их радостным вниманием к происходящему. Из открытого окна льется яркий свет весеннего дня: возможности для счастья открыты… Равнодушный чиновник словно задает им молчаливый вопрос: «Сумеете ли вы реализовать свое счастье?»

3.     «Святые Петр и Феврония Муромские». Хотя социальная реальность  полностью переменилась, но задачи, трудности и препятствия перед супругами на пути к счастью остаются приблизительно теми же самыми. Изображения свв. Петра и Февронии, разумеется, не сохранились; современная икона по существу есть образ брака как такового, прежде всего общности и жертвенности супругов.  В отличие от других икон, здесь явно представлено эмоциональное состояние персонажей.

4.     «К венцу. Прощание». Невеста печальна; отец радостен. Помимо скрытых от нас внешних обстоятельств, мы видим тяжелую болезнь отца: не исключено, что прощание это – навсегда.  Книга на коленях у отца, очевидно, либо Евангелие, либо Псалтирь: не в силах сопровождать дочь на венчание, он молится о ней…

5.     «Свадьба на завтрашней улице». Третья четверть прошлого века: наша страна, одолев фашизм, была полна несбыточных надежд, коммунистических фантазий и иллюзий. Строят новые города, строят новую жизнь. Всё – от бездонного неба до грубой земли – подвластно человеку и сулит ему бескрайнее счастье… Энергия радости и уверенности в будущем бьет через край; «завтрашняя улица» – новые дома, башенные краны, бетонные трубы, траншея – охватывает молодоженов, словно стены Божиего храма…

Тема 10. Семейный очаг

1.     «Семья». Судя по всему, эта состоятельная русская семья, эпохи не позднее XVII века, возвращается из церкви. Девушка впереди – явно невеста на выданье. Доминируют чванство, тщеславие, самодовольство. В отличие от другой картины, единения не наблюдается.

2.     «Скупой рыцарь». Бедность ничуть не испортила Альбера: он отдает больному последнюю бутылку вина, совесть его чиста – он даже не в состоянии понять, что ростовщик предлагает ему отравить отца. Иное дело Барон, чему свидетельство его знаменитый монолог. Барон ужасается, что его богатство перейдет к сыну, несправедливо обвиняет его, клевещет на сына Герцогу – и сам погибает от своей злобы. Герцог терпеливо выслушивает Барона (понимая, что он лжет) – но когда возникает ссора между отцом и сыном, этого Герцог стерпеть уже не может…

3.     «День выборов». Семейная «разборка» - страдает ребенок, страдают родители. Повод для ссоры всегда найдется. Спокойствие сохраняют только собака да плюшевый мишка.

4.     «Отчаяние». Ребенок явно не имеет никаких нравственных основ для оценки своего поступка: ему что птица, что дощечка, что камушек. Инженер этого не понял. Из четырех персонажей в отчаянном положении находятся двое погибших: птица и отец. Ребенок – на грани. Как спасти его?...

5.     «Снова дома». Здесь тоже возвращение, тоже отец, мать и двое детей, – но полный контраст с рассказом Платонова. Тепло, уют, покой, мир, любовь. Таким должно быть возвращение. Старшая дочь, сняв с отца сапоги, вытирает ему ноги (сравн. Иоан.13:14).

6.     «То была она!» Реакция девушек на рассказ полковника – свидетельство гибели семьи как таковой: в их сознании любовь между мужем и женой составляет нечто недостойное, ничтожное, пошлое…  Это факт жизни – но они еще сами не отдают себе в нем отчета, ничего не отвечают полковнику на его здравый вопрос. Однако их эмоциональный протест столь силен, что полковник, пожилой человек, храбрый офицер, решает солгать для их успокоения. ~ Повзрослев, эти девушки «реализовали свой идеал» и погубили страну.

Тема 11. Семья и государство

1.     «Станционный смотритель». Гусар увез девушку против воли: сам отец предложил ей сесть с ним в кибитку, в то время как «Дуня стояла в недоумении...»: ничего общего с сюжетом «Метели». Это преступление. Однако добиться правосудия в тех условиях было невозможно: «Не ее первую, не ее последнюю сманил проезжий повеса, а там подержал, да и бросил. Много их в Петербурге…» Пушкин «подсластил» повесть одной деталью: Дуня, приехавшая на могилу отца, была с детьми – то есть вышла замуж. ~ В наше время романтический сюжет мог бы быть таким же – но мужчину ждал бы тюремный срок.

2.     «Беглец». Полицейский нашел изголодавшегося, убежавшего из дому ребенка и первым делом кормит его в закусочной. Маленький узелок под стулом мальчика объясняет ситуацию. Массивная, грозная фигура полицейского и хрупкий ребенок со своим узелком обращены друг ко другу, обнаруживая общность, поддержку, уважение и уверенность.

3.     «Иван Грозный и сын его Иван». Возлагать вину на материальные предметы недопустимо: виноват не посох, а человек, который несет нравственную ответственность за свои поступки.  Жуткая маска отчаяния на лице царя – закономерный итог. И сегодня приходится встречаться с такими же людьми… Надо полагать, что если бы Барону удалось убить Альбера, он был бы очень рад.

4.     «По дороге в школу». Четыре судебных пристава провожают негритянскую девочку в школу, защищая ее от хулиганства расистов. Пальцы у пристава справа сложены для крестного знамения: можно представить себе уровень накала злобы. Четыре симметричные невозмутимые и безликие фигуры символизируют надежную и справедливую защиту  со стороны закона.

5.     «Рождение трагедии». Семья погибла не из-за денег (как не из-за посоха погиб царевич Иван), а из-за служения деньгам. Вместо средства деньги стали для отца целью, смыслом жизни – и смысл семьи исчез.

6.     «Память».  Семья у рассказчика умирает: «Ты ищешь баб на стороне, забыл о сыне и жене…» – и дед приходит, чтобы ему помочь. Совесть его жива; он ощущает свой «недуг», но ищет виноватых кругом – и память о войне отрезвляет его. «В любом из нас сидит война»: здесь очевиден двоякий смысл. С одной стороны война как связь с жизнью своего народа, своей страны, неотделимой от моей собственной жизни; а с другой – война внутри себя, война с тем злом, которое убивает семью, убивает смысл в человеке и превращает его в животное.